Armet a rondelle. Функциональное назначение одной детали шлемов позднего средневековья.

К.А. Жуков.

 Вместо введения. Постановка проблемы.

Данная работа появилась в результате давнего спора, который возник между её автором и сотрудницей Военно-исторического музея артиллерии инженерных войск и войск связи Юлией Игиной. Предмет спора был для меня неожиданным: каково функциональное назначение дисковидной детали на затылке шлемов армэ? Казалось бы, европейское оружиеведение дало все возможные трактовки по этому поводу. Но нет, простая трансляция чужих мнений заставила задуматься над их правомочностью и вновь рассмотреть вопрос назначения ронделя.

Столь незначительная деталь с не вполне очевидной функциональной нагрузкой — странная точка приложения интеллектуальных усилий исследователя. Но мы в ходе спора придерживались априорного тезиса: боевое снаряжение не имеет случайных деталей. Значит, рондель — почти постоянный спутник шлемов армэ (и некоторых других от случая к случаю) на протяжении двух третей XV века и первых декад века XVI заслуживает подробного рассмотрения. И, если не ответа на вопрос. то, как минимум, рабочей гипотезы. Ведь наличие гипотезы, пусть и спорной, предпочтительнее отсутствия таковой.

Оговорюсь: окончательного мнения мне составить не удалось. Я лишь ограничился постановкой проблемы, которая и привела к порогам нескольких версий, которые я и представлю на суд общественности.

Историография.

Исследователи XIX-XX вв., как правило, обходили рондель умолчанием, воспринимая, как данность, или посвящали такой незначительной части снаряжения один-два предложения в разделах, затрагивавших тему армэ. Например, Э.Э. Виолле-ле-Дюк в «Энциклопедии французской утвари от каролингов до ренессанса» указал на рондель, как защиту стыка нащечников армэ в задней проэкции. (Viollet-le-Duc, 1854, 65). Схожую мысль выдвигал и В. Бехайм в «Энциклопедии оружия». (Boeheim, 1890, 41). Дж. К. Стоун в своем «Словаре» пишет о рондели в связи с креплением дополнительного подбородника (buff, wrapper), ремни которого «пропускались под ронделем», соглашаясь с предшественниками насчет его функциональности. (Stone, 1933, 17). Впрочем, столь единодушное мнение не было аргументировано ни одним из вышеперечисленных авторов, или их коллег.

В 1958 году К. Блэр резюмировал выводы, имевшие хождение в оружиеведческой среде ко второй половине XX века. Он отверг тезис о назначении ронделя прикрывать стык нащечных пластин сзади, указав на аналогичный рондель турнирного шлема «жабья голова» из музея Дорсета, который был оснащен аналогичным устройством при очевидном отсутствии подвижных нащечников. Английский исследователь соотнёс появление ронделя с дополнительным подбородником. Штифт ронделя, по его мнению, должен был препятствовать скольжению фиксирующего ремня вверх или вниз, а сам диск прикрывал ремень. Причем, автор оговаривается, что не уверен в строго функциональном назначении оного. (Blair, 1958, 87-88). Мнение о защите ремней раппера подхватил и Р. И. Оакшотт в книге «Европейское оружие и доспех. От ренессанса до индустриальной революции». (Oakeshott, 1980, 121). В данный момент оно является почти общепринятым, и вплоть до озвучивания в Википедии (http://en.wikipedia.org/wiki/Armet), не взирая на вполне прозрачные недостатки подобной версии (о чем речь ниже).

Итак, мы видим две основные гипотезы о функции ронделя:

1.Защита стыка нащёчников.

2.Защита ремней дополнительного подбородника и предотвращение их соскальзывания.

При этом, вторая гипотеза со всей очевидностью делится на две смысловые части (защита и фиксация).

И, наконец, номер 3 – рондель не имел никакой нагрузки, кроме декоративной. Впрочем, данный пункт мы рассматривать не станем, так как, априори, боевое снаряжение подобных элементов конструкции не имеет.

Терминология.

Прежде чем перейти к изучению проблемы, условимся о терминах.

Итак, ронделем в рамках данной работы мы будем называть дисковидный, или близкий к подобной форме, объект, установленный на затылочной части армэ посредством штифта (стержня), расположенного перпендикулярно по отношению к плоскости шлема и ронделя. Крепление осуществляется посредством расклепывания противоположенных концов штифта внутри шлема и поверх диска. В качестве иллюстрации приведем два весьма показательных рисунка из работы Э.Э. Виолле-ле-Дюка (Viollet-le-Duc, 1854, 63-64). (Рис. 1)

  Рис. 1.

 

История ронделя.

История появления ронделя неразрывно связана с эволюцией шлема армэ. Причём, почти исключительно армэ в современном научном и музееведческом понимании термина — шлем с разъемным двучастным подбородником с медиальным распахом спереди. (есть, однако, редкие исключения).

Ранние армэ 1420-х гг., и начала 1430 гг. подобного элемента конструкции не имели. В повсеместный обиход рондель входит в 1440-ые, будучи изобретенным, возможно, ко второй половине 1430-ых гг. В этом отношении весьма информативна коллекция замка Хурбург, которая содержит, наверное, самое большой комплекс подобных наголовий, происходящих из одного региона.

Рисунок 2, 2а-б демонстрирует шлемы двадцатых-тридцатых голов XV в., и его непосредственное эволюционное развитие с ронделем на хвостовике.

Рис 2. 2а-б.

 

Необходимо отметить, что шлем с рис. 2а (ныне — Метрополитен музей), в настоящее время разукомплектован до состояния на рис. 2б. Забрало, бармица и рондель признаны поздними реставрационными добавлениями от иных шлемов (на основании металлографического анализа) (Williams, 1978, 133-134). Тем не менее, точка посадки штифта на хвостовике имеется, а значит, армэ полностью соответствует заявленным целям демонстрации.

Анализ сохранившихся образцов раннего периода (1430-1440 гг.), а так же синхронных изображений, однозначно указывает на примерное временное совпадение таких феноменов защитного снаряжения как рондель и дополнительный подбородник «раппер», причем, второй, очевидно, несколько предшествует первому. Тем не менее, как следует из законов классической логики, «после не значит вследствии». Установить связь подбородной пластины и ронделя не представляется возможным, по крайней мере, в том, что касается генезиса такого элемента конструкции, как рассматриваемый затылочный диск. Например, фреска «История Малатеста» А. Пизанелло 1445 г. из флорентийского музея Барджелло демонстрирует ряд подробнейших и фотографически достоверных изображений армэ с «раппером» без ронделей (см. рис. 3).Рис. 3.

Рис 4.

 При этом, фреска того же мастера «Турнир при Луверзепе» 1435 г. (Палаццо Дукале, Мантуя), иллюстрирующая легенду о Тристане и Изольде, представляет армэ с ронделями и подбородочными усилениями. (Рис. 4). То есть, если впоследствии мы видим обе детали сопутствующими друг другу, то вряд ли их появление возможно связать логически. Однако, к этому тонкому моменту мы еще обратимся, как и к работам великих итальянских живописцев кватроченто.

С 1450 гг. рондель становится обязательным атрибутом большинства армэ. Тот факт, что до наших дней многие шлемы дошли в некомплектном виде, объясняется относительной слабостью конструкции крепления ронделей. Длинный штифт так или иначе мог ломаться, терять расклепку, в результате чего мы часто имеем дело лишь с посадочными гнёздами, или стержнями без ронделей.

К середине-второй половине Xv века появилась разновидность установки диска посредством съемной шпильки, на манер многих усиляющих пластин итальянского доспеха. Это почти неминуемо вело к утрате такого небольшого элемента с течением веков. В качестве примера приведем армэ из собрания замка Хурбург, находящийся теперь в Королевском Арсенале, Лидс. (см. рис 5.).

 Рис. 5.

В основном, диски имели правильную круглую форму. Сечение было плоским, или рифленым. Для декоративного эффекта их могли снабжать тем или иным орнаментом: от травленого рисунка до перфорации.

Штифт так же не имел конкретной формы и длинны. Сечение изменялось: от круглого до прямоугольного и многогранного. Длинна могла достигать семи-девяти сантиметров или колебаться около двух-трех сантиметров. Толщина штифта всегда оставалась весьма значительной — порядка 8 мм., иногда с утолщениями (до 10 мм.) у мест расклепки. Диаметр ножек под заклепывание примерно равен 5-6 мм. Данные размерные характеристики чрезвычайно важны для понимания его функциональной нагрузки — их мы рассмотрим подробнее в соответствующем разделе статьи.

Точка посадки варьировалась. Если в первой половине-середине Xv  столетия рондели устанавливались относительно низко: в районе нашейной части шлема и вряд ли выше основания черепа, то во второй половине века, высота установки заметно сместилась в верх. К шестнадцатому веку мы встречаем шлемы, где рондель расположен в районе затылочного участка, т.е., беспрецедентно высоко для исходных образцов. В качестве примера приведем фламандское армэ из Бельгийского музея армии (1500-1510 гг.) (Рис. 6-6а).

Рис.6-6а.

В XVI столетии рондель встречается все реже. Последние его образцы относятся к 1520-1530 гг., после чего этот элемент конструкции пропадает из обихода. Стоит вспомнить прекрасные шлемы императора Карла V работы Кольмана Хельмшмита 1525 г. (Реал Армериа, Мадрид) и короля Фердинанда I 1530 г. из венского музея Истории искусств. (Рис. 7-7а-б). В заключение исторического обзора стоит привести турнирный шлем вт. половины XV в. из Дорсетского музея, упоминавшийся выше — в качестве курьёза. В самом деле, это единственный образец турнирного снаряжения оснащённый такой деталью, как рондель. Трудно вообразить, зачем он понадобился на шлеме для гештеха (боя на купьях). (рис. 8). (Иллюстрации приведены по: Ortiz, Carretero, Godoy, 1991, 126; Boeheim, 1890, 44; Blair, 1958, 197).

Рис. 7-7а.

Рис. 7б.

Рис. 8.

К вопросу о функциональности ронделей.

Рассмотрим основной вопрос статьи: зачем же были введены в обиход рондели?

Начнём с критики выдвинутых ранее гипотез.

1.Рондель служил для защиты стыка нащечных пластин и хвостовика армэ.

Всем, кто знаком с конструкцией армэ данный тезис покажется несколько надуманным. В самом деле: зачем прикрывать данный участок, если нахлёст пластин создаёт двойное перекрытие металла? Ведь, как известно, две пластины, уложенные друг на друга имеют большую прочность по сравнению с одной пластиной равной по толщине обеим пластинам.

При этом, вовсе отвергнуть данный тезис нельзя, т.к шея и основание черепа — весьма уязвимое место, чье поражение чревато самыми тяжелыми травмами. Тем более, что армэ — кавалерийский шлем, а рубка на холодном оружии предполагает исключительно частое попадание в данный район. Легко представить просачку двух всадников, когда один посылает клинок вдогонку другому, поражая голову сзади — прием более чем востребованный вплоть до XIX века, когда кавалерия всё ещё сражалась посредством сабель и палашей.

Так не стоит ли сместить акцент старой гипотезы? Не прикрытие сопражения нащечников и хвостовика, а шире — основание черепа и шею сзади? По крайней мере, такая формулировка не лишена практического базиса.

Конечно, напрашивается каверзный вопрос: а не вопьётся ли стержень ронделя как раз в прикрываемое место при особо сильно ударе? В самом деле, некий штырь, направленный в позвоночник представляется явной угрозой здоровью. Ответить можно однозначно: это практически невозможно. Во-первых, штифт имеет заметно более широкие «поля», которые надежно упираются в сталь хвостовика. Причем, сталь закаленную. «Провалить» 8 мм. стержень внутрь не в человеческих силах, даже при исключительно точном и сильном попадании. Достаточно вычислить площадь «полей» при 5 мм. заклепке чтобы расчитать распределяемую нагрузку. Во-вторых, точный удар в шляпку штифта — это статистический нонсенс. Ведь попадание необходимо дать не просто в 8-10 мм. точку, но и добиться полной соосности вектора удара и направления стержня, а так же миновать оружием достаточно широкий диск, который неминуемо нарушит траекторию при попадании. Кроме того, всадник (да и пеший боец) цель не статичная, а непрерывно двигающаяся в разных плоскостях. В-третьих (и это главное), автору не известно ни одного армэ со следами «провала» штифта внутрь. Все  шлемы со следами «аварийного демонтажа» ронделя несут характерный след слома — штифт вырван наружу, а не вбит внутрь.

Вывод напрашивается сам собой: если рондель, и правда, прикрывал шлем сзади, он играл роль некоего сминаемого бампера. В самом деле, диск, расположенный на расстоянии нескольких сантиметров от поверхности тульи, гарантированно рассеет проникающий эффект удара любой силы, поглотив его на собственную деформацию. Аналогичный принцип используется по сей день в разнесённом противокумулятивном бронировании и деформирующихся системах безопасности автомобилей. Аналогичные же устройства применялись и на других частях доспеха, в частности — рукавицах. Схожая конструкция изображена на миниатюрах «Турнирной книги короля Рене АнНжуйского» 1460 гг (предположительно кисти Б. де Эйка) (Рис. 9). В металле данная конструкция в классическом виде ронделя на штифте сохранилась в городском музее Болоньи и относится к турнирному обиходу Италии начала XVI века. (Рис. 9а.). Отметим, что рукавица из книги короля Рене принадлежит к доспеху для боя на мечах или булавах — это правая рука, наиболее часто поражаемая ударами вражеского оружия в рубке. Экспонат из Болоньи — левая рукавица от доспеха для боя на копьях, когда имено левая кисть, держащая поводья рискует быть пораженной копьем, соскочившим вниз с турнирного тарча.

Рис. 9-9а.

У этой гипотезы есть и слабое место: рондели, зачастую, слишком невелики, чтобы прикрыть достаточный участок шлема. Так что, признать гипотезу однозначно правильной нельзя.

2.Рондель прикрывал ремни подбородника.

Данный тезис вызывает еще больше сомнений. Их можно сформулировать простым вопросом: что именно в состоянии прикрыть рондель? Ремень, как не сложно убедиться, захлестывает шлем на достаточно большом участке, и почти на всем протяжении никак не защищён ронделем. Взглянем на прекрасно сохранившееся миланское армэ 1460-70 гг. из собрания музея Метрополитен, Нью-Йорк (Рис. 10).

Рис. 10.

Более трех четвертей длины ремня беззащитны. Кроме того, подбородники разных конструкций устанавливались на шлемах вплоть до XVII в., когда никаких ронделей в помине не было, а характер боя на холодном оружии почти не изменился. То есть, в течении ста лет безопасность ремней считалась достаточной и без прикрытия 20-25% процентов их длины ронделем? Звучит неубедительно.

Учтем также специфику поражения целей холодным оружием. Ремень, уложенный в горизонтальной плоскости на боковую проекцию шлема, является относительно трудноуязвимой целью для меча или секиры. Наиболее распространённые направления ударов в бою: вертикальные (сверху вниз) и горизонтальные, о чем говорит подробный анализ статистики боевых повреждений (Thordeman, 1939, 160-195).  Вертикальный удар, скорее всего, минует полосу, расположенную в параллельной плоскости. Горизонтальный удар имеет шанс рассечь ремень по длине, не нарушив его целостности полностью.  Таким образом, жизненной необходимости в прикрытии ремней специальными приспособлениями не существует.

Вывод: данная версия представляется наименее обоснованной из всех представленных.

2а.Штифт ронделя служил для четкой фиксации ремней подбородника.

Нет сомнений, что подобную функцию штифт вполне мог представлять. Но это, выражаясь современным языком, не более чем бонусная нагрузка. При правильной и достаточной утяжке ремня он просто не сможет сместиться на поверхности армэ. Вверх — не позволит расширение тульи. Внизу помех еще больше: расширение нашейной части, втулки для крепления бармицы, полоса, к коей бармица крепится непосредственно. Согласимся, что подобные преграды — сверхдостаточная гарантия от сползания кожи.

Кроме того, если бы штифт реально задумывался для фиксации ремней, он бы имел иную форму. Хорошо известны специализированные скобы в верхней части латных наголенников, которые, как раз, удерживали ремни переходной пластины наколенника на створке. Появилась эта деталь в конце XIV  века и в XV  столетии имела повсеместное распространение.

Помимо непрофильной формы штифта остается вопрос: зачем для крепления ремней нужен сам диск? Одного стержня было бы достаточно, не взирая на его неподходящие морфологические признаки.

В связи с исследованием поставленного вопроса, необходимо сказать несколько слов о конструкции подбородочного усиления и его сопряжении со шлемом.

Как правило, «рапперы» оснащались одним крепежным ремнём, расположенным в нижней его части так, чтобы охватывать шлем по самому узкому участку – по линии от низа подбородка до начала затылочного расширения тульи.  Известны варианты с двойным ремнем (см. рис. 10). Однако не существует образцов с верхним креплением.

Таким образом, укладка ремня по «талии» армэ является обычной  и наиболее распространенной.  Следовательно, штифт ронделя может служить для фиксации при монтаже в нижнем, шейном участке тульи, или непосредственно на линии максимального сужения. Только так ремень подбородника пройдет над ним, получая окончательное закрепление на тулье. То есть, точка установки штифта сама по себе является окончательным аргументом, указывающим на соотношение с крепежной системой подбородника.

Известны ли армэ с достаточно низким монтажом ронделя? Да, и их не мало. Многие изобразительные памятники XV  столетия однозначно указывают на застежку «раппера» поверх стержня ронделя. Уже упоминавшаяся фреска со сценой турнира работы Пизанелло (музей Барджелло, Флоренция) демонстрирует подобную манеру ношения на всех армэ, прописанных достаточно подробно для получения выводов. (Рис. 11, 11а-б).

 Рис. 11, 11а-б.

Знаменитому пизанскому мастеру вторит и Паоло Учелло. Его хрестоматийная для истории материальной культуры работы – «Битва при Сан-Романо», написанная по заказу Козимо Медичи в 1456-1460 гг., многократно иллюстрирует рондели на армэ, установленные в нижнем участки нашейников армэ. (Рис. 12, 12 а)

 Рис. 12, 12а.

Известны подобные шлемы и в металле. Помимо хурбургских образцов (см. рис. 2а, 5), приведённых в статье, рассмотрим пример миланского армэ великолепной сохранности из собрания  музея Метрополитен, относящегося к 1470-1480 гг. (рис. 13).

 Рис. 13.

Подобные примеры далеко не единичны, их ряд поддаётся продлению, как за счет подлинных экспонатов, так и за счет изобразительных источников.  Существует так же ряд шлемов с утраченными подбородными элементами и расположением ронделя, которое допускает двойную трактовку. Обратимся к известному доспеху Генриха VIII, вышедшему из гринвичской оружейной мастерской в 1527 году (впоследствии принадлежал маршалу артиллерии Французского королевства Гайо де Женуйаку), музей Метрополитен. (Рис. 14).

Контур хвостовика армэ выведен по пологой дуге, так что, установить с достоверностью место захлеста ремней не представляется возможным. Стержень ронделя смонтирован приблизительно в геометрическом центре тыльного изгиба затылочно-шейного участка тульи. Таким образом, фиксация «раппера» теоретически могла осуществляться как поверх него, так и наоборот – снизу. Выяснить реальность той или иной трактовки не удастся теперь уже никогда.

 Рис. 14.

Интересно отметить, что армэ Генриха VIII относится к типу «закрытых шлемов» с неразъемным подбородником. Это один из немногих примеров позднего употребления ронделей в комплектации подобных наголовий, что, правда, не имеет прямого отношения к проблематике данной работы.

Другой шлем XVI столетия относится к школе платтнеров германского оружейного центра Ландсхут и хранится в музей Уоллеса, Лондон. В данном случае нет никаких сомнений, что дополнительный подбородник (если таковой вообще имелся), был закреплен ремнями поверх ронделя. На это указывает низкий монтаж и угол наклона штифта, практически не позволяющий пропустить ремень под ним. (Рис. 15).

 Рис. 15.

Повторимся, что аналогии известны в достаточном количестве, чтобы утверждать реальность и относительную распространённость описанной манеры ношения с первой половины XV  до первой половины XVI веков – все время существования ронделей в боевом обиходе.

Академическая добросовестность заставляет упомянуть и об иной манере, когда ремни застегивались ниже точки монтажа ронделей, которые, таким образом, никак не могли служить их фиксации на шлеме. Более того, статистика однозначно указывает на то, что именно она была преобладающей.

Великий флорентиец Паоло ди Доно (Паоло Учелло) в той же «Битве при Сан Романо» равно иллюстрировал оба типа ношения «рапперов» и установки ронделя. Рассмотрим фрагмент триптиха, хранящийся в галерее Уфицци, Флоренция. (Рис. 16, 16а.).

Фотографические подробности изображения не оставляют места сомнениям: рядом с воинами, чьи «рапперы» застегнуты поверх ронделей, представлен совершенно противоположные случаи.

 Рис 16.

Обратите внимание на фигуру рисунка 16. Воин, сидящий на белом коне с красным седлом, обращен спиной к зрителю. Выбеленные ремни его доспеха видны со всей ясностью. Если взглянуть на затылок армэ, станет ясно, что полоса крепления подбородника пропущена под ронделем.

Совершенную аналогию данному памятнику мы встречаем среди сохранившихся образцов, причем, на системном уровне.

В знаменитом реликварии храма Мадонны дель Грация под Мантуей хранились десятки лат от 1460 до 1490 гг. После их исследования сэром Джеймсом Манном и последующей реставрации выяснилось, что все представленные армэ оснащены точками установки ронделя в такой высокой позиции, что ремень подбородной пластины может быть пропущен только под ними.

Рассмотрим несколько примеров. (Рис. 17, 17а-г).

 Рис. 17, 17-а-г.

Есть подобные экземпляры и в других оружейных комплексах, например, на острове Родос. (См. Рис. 18, армэ, Милан, 1440, музей Метрополитен, Нью-Йорк).

 Рис. 18.

Не изменяется картина и при изучении памятников конца XV – начала XVI вв., включая иные оружейные школы, помимо итальянской.

Например, миланский армэ 1490-1500 гг. из музея Барджелло, Флоренция. (рис .19).

 Рис. 19.

Серия фламандский шлемов из музея Метрополитен и Кливлендского музея Искусств, относящихся к 1490-1510 гг. (рис 20, 20 а-б).

 Рис 20, 20 а-б.

Обратите внимание на линию максимального сужения шлема – во всех случая она проходит четко под стержнем ронделей.

Не отстает в этом отношении и великая германская оружейная школа во всем ее многообразии. Например, армэ инсбрукской работы 1490-1500 из собрания Баварского музея армии, Ингольштад. (рис 21).

 Рис .21.

Известный «перфорированный» доспех Филиппа I Габсбурга (1495 г.) из собрания музея Истории искусств в Вене, не имеет сохранного ронделя, но точка монтажа указывает на его высокую посадку. (Рис. 22).

 Рис. 22.

Другой армэ инсбрукской работы, принадлежит мастерской Ганса Рабайлера и относится к 1500-1510 гг., собрание  Королевского Арсенала, Лидс. (Рис. 23).

 Рис.23.

Продолжает серию подобный образцов армэ аугсбургской работы 1510 гг. короля Богемии Владислава I (музей Уоллеса). (Рис. 24).

 Рис 24.

Великолепный памятник платтнерского мастерства, знаменитый «серебряный» доспех – подарок Максимилиана I Генриху VIII оснащен сохранным «раппером», что позволяет достоверно судить о его креплении, которое осуществлено ниже стержня ронделя. (Рис. 25, 25 а.).

 Рис. 25, 25а.

В заключение линейки примеров вернёмся к миланской платтнерской традиции.

В первую очередь, рассмотрим полностью сохранное армэ из частной коллекции Карстена Клингбейла (проданное на аукционе Пьера Берже после смерти владельца). Оно относится к 1490 гг. Комплектный «раппер» и рондель, который, судя по всему, если и является реставрационным добавлением, установлен на подлинном монтажном отверстии абсолютно правильно, позволяют исследовать линию укладки ремня, который проходит под стержнем. (Рис. 26).

 Рис. 26.

И, наконец, доспех Никола да Сильвы из парижского Музея Армии. Это миланская работа 1510 гг., к сожалению, подбородный элемент не сохранился (если изначально был в комплекте), но подлинный рондель говорит о том, что ремень однозначно пропускался ниже его стержня. (Рис. 27).

 Рис. 27.

Итак, мы видим, что вариант ношения «раппера» с пропуском полосы фиксации под штифтом имел самое широкое хождение.

Что из этого следует? Ведь вопрос состоит не в том, какой вариант встречался чаще – это не так важно для данной проблематики. Вопрос в предназначении ронделя (и его стержня). Мы видели обе манеры крепежа, использовавшихся на протяжении века на всей территории Европы: от Англии до Богемии, от Италии до Франции.

Отсюда следует единственно возможная логическая формула:

А = истина. Б не равно В. Значит, Б=А, или В=А, где Б – функция ронделя в фиксации ремней подбородника.

Если  Б и В сосуществуют, следовательно, Б не равно А, то есть, не является истиной. Таким образом, вывод однозначен: рондель не был внедрен для крепления «раппера». Закон логики не оставляет вариантов.

Зачем же нужен рондель?

Вернемся к первой версии – защитной функции данного элемента доспеха. Мы выяснили, что стык нащечников армэ не нуждается сам по себе в каком бы то ни было дополнительном усилении. Тем более, что рондель использовался и на «закрытых шлемах», где нет нащечников, и нет их смыкания. При этом, сам участок шеи и основания черепа чрезвычайно уязвим в бою.

Если взглянуть на ранние армэ, когда рондель только появились, то мы увидим одну характерную особенность. А именно: нашейник шлема не смыкается с кирасой, а шея сзади прикрыта лишь кольчужной бармицей (и поддетой под латы кольчугой и стеганной одеждой). Подобная защита явно недостаточна против тяжелого оружия позднего средневековья. Отметим так же, что бармица крепилась к нащечникам и, иногда, отдельным фрагментом к хвостовику. Таким образом, елси нащечники и хвостовик – монолитные латные конструкции, жестко перекрывали друг друга, то гибка и подвижная кольчуга имела стык как раз в районе шейных позвонков – абсолютно летальная точка при ее четком поражении.

Так не был ли рондель изначально призван прикрывать этот уязвимый участок? Если посмотреть на армэ из Хурбурга (Рис. 2а), и шлемы «Битвы при Сан-Романо», то можно утверждать без риска ошибиться – поля диска как раз закрывают стык бармицы. Более поздние варианты, все равно, нависают над этой частью доспеха, прикрывая его наподобие полей или козырька.

Отметим, что, например, большие бацинеты того же периода никогда не оснащались ронделями. Их нашейные пластины полностью закрывают верх кирасы. Т.е., нет никакого опасного стыка защитных элементов, тем более, элементов гибкой конструкции, нуждающихся в дополнительной защите.

Обратимся к доспеху мастерской Миссалья, принадлежавший пфальцграфу Рейнскому Фридриху Победоносному 1440-1450 гг. (музей Истории искусств, Вена). (рис. 28).

 Рис. 28.

Нет сомнений – защита абсолютная, никакие дополнения не требуются. Ранние армэ таким монолитным покровом не обладали. Видимо, именно здесь кроется причина появления ронделей, которые вполне соответствовали характеру усиливающих деталей доспеха своего времени вообще, никак не выбиваясь из цельной, традиционной картины.

Позднейшее использование ронделя, если принять данную версию, не вполне понятно. Ведь с введением латных горжетов, поддевавшихся под кирасу и шлем, проблема прикрытия шеи отпала сама собой. Помимо горжета мы видим, что к последней четверти кватроченто армэ достаточно увеличились в размерах и удовлетворительно прикрывали опасные участки сами по себе.

Именно тогда рондели в основной массе устанавливаются всё выше на корпусе, уходя от практической защиты шеи – своей изначальной функции. Трудно сказать, сработал ли здесь средневековый традиционализм, или рондель играл настолько важную роль? В конце концов, предположение о дополнительной «сминаемой» системе безопасности, каковой мог выступать диск на стержне, имеет силу и не опровергнуто ни теорией ни практикой.

Налицо два факта: во первых, рондель продолжал использоваться после утраты исходной необходимости; во вторых, известно множество шлемов (включая армэ) позднего периода, где нет ронделей при вполне сравнимых защитных качествах с образцами ронделями оснащенными.

Сложная диалектика данной ситуации прямого разрешения не имеет и ждет своего исследователя.

Завершая статью, обратимся к выводам, педалируя их неокончательный характер, характер постановки полблемы, а не её полного разрешения.

  1. Рондель появился в 1430 гг., видимо в качестве дополнительного защитного элемента конструкции, который прикрывал стык бармицы армэ сзади.
  2. К последней четверти XV в., рондель заметно сместился вверх и перестал защищать указанный участок, по крайней мере, напрямую.
  3. Вопрос точного назначения ронделей на поздних шлемах остается открытым, предположительно, он давал дополнительную защиту наподобие сминаемого бампера.
  4. Рондель никогда не предназначался специально для фиксации ремней подбородника или их защиты, хоть и мог иметь подобную нагрузку в виде побочной функции.

Выражаю благодарность Юлии Игиной за свежий взгляд на проблему и Максиму Приданникову за бдительное отслеживание публикаций музея Метрополитен.

 

Список литературы.

1.Blair C. Eupopean Armour. L. 1958.

2.Boeheim W. Hanbuch der Waffenkunde. Leipzig, 1890.

3. Ortiz  A. D., Carretero C. H. Godoy J. A. Resplendenct of Spanish monarchy. N-Y, 1990.

4.Oakeshott R.E. European weapon and armour from Renaissance to Industrial revolution. L. 1980.

5.Thordeman B. Armour from the battle of Wisby 1361. Stockholm, 1939-1940.

6.Viollet-le-Duc E.E. Dictionnaire raisonne du mobilier francais, T.5, Paris, 1854.

7. Williams A. R. On manufacture of armour in XV c. Itally, illustrated  by six helmets in Metropoliten meseum of arts.// Metropolitan Museum Journal, Vol. 13, 1978.

+5
x
Наплюсовали на 4
Реклама
Alena
  • Alena
  • 11 сентября 2013, 23:49
  • 0
Я в восторге! Просто класс! Спасибо, Клим, за интересное чтение!
Ma-gnus
Очепятки поправь много их ))
Клим
Ma-gnus: дык! 30 тысяч знаков за два дня — без опечаток никак. Просто не успеваю вычитать с толком. Некогда.
Alex-Axel
Клим: для меня вообще далёкого от этой темы очень классно написано. но блин… «какой-то» рондель, ну пусть на очень замечательных арметах!!! а я всё жду про кольца и кольчуги!
Уважаемый К.Ж. ооооооооооочень прошу начать путь к книге, через соответствующие заметки, очерки, спорные моменты и гипотезы, а их там тоже не мало!
Клим
Alex-Axel: как уже говорилось, надо начать путь к бюджету.
Alex-Axel
Клим: а вот эта статья шла на заказ? я могу ошибаться, т.к. не знаю всей этой «кухни», но мне кажется что потенциальное количество читателей у статьи про кольца, кольчуги и др. доспехи из колец должно быть на порядок больше!!!
Клим
Alex-Axel: друг, вот о чем ты сейчас? Читателей потенциально может быть больше на три порядка — это все ерунда и не меняет дела.
Дело ТОЛЬКО в одном: бюджете.
Который состоит из моего гонорара и оплаты типографии.
Утром деньги — днем стулья. Такая система.
Ты ж пойми, что монография — это МИНИМУМ полгода адской пахоты.
Клим
Alex-Axel: плюс НИ ОДНО издательство не возьмет ее в работу без 100% предоплаты тиража.
AleksandrMihaylov
Клим: Уважаемый К.А.! я ж НЕ прошу садиться сразу за монографию..., а вот как тут. Начать писать как-бы заметками (небольшими статьями), публиковать их тут, а со временем пожалуй наберёться и на книгу! Деньги нужны — я уже думал над этим. Вот мне интересно сделать, склепать кольчугу (практически сделать копию!!!) на «свой» период — по «легенде» клуба занимаемся немецкими переселенцами из Баварии на период 1380-1420г.г. Сколько может стоить официальная справка из музея Нюрнберга про все нюансы колец, кроя кольчуги (всё про ТТХ колец и т.д.)? я б или лично или с ребятами может и заплатил. т.с. для первой заметки
Клим
AleksandrMihaylov: ну! друг мой! вот как здесь я пишу только то, что мне:
— интересно в данный момент,
— наработано к данному моменту,
— есть под рукой.
а кольчуги мне специально не так интересны.
мне на любимые латы времени не хватает.
т.е., кольчугами, если заниматься, то в крупном формате академическго исследования, а его я буду делать исключительно за деньги.
Михаэль
Клим: Извините, что влезаю с советами в чужой разговор, но если есть достаточно людей, желающих прочитать книгу про кольчуги, почему бы не воспользоваться Краудфандингом?
Клим
Михаэль: понимаешь, я в этом самом крауде ничерта не понимаю ВОООООБЩЕ! С какой стороны браться — ХЗ. И потом, мне про кольчуги не очень интересно, это пускай инициаторы работают в направлении.
Клим
AleksandrMihaylov: впрочем, если ты видишь некие важные спорные\неисследованные моменты — озвучь. Причем, отдельной статьей, а не здесь в комментах.
Поглядим, обсудим, я тогда буду иметь пищу для размышлений, и увижу мотивацию личного состава)
Именно так:
— давай заметку с постановкой проблем\проблемы. По пунктам.
А то что мы все за деньги?)))
Alex-Axel
Клим: я попробую, "… заметку с постановкой проблем\проблемы. По пунктам."
что можете подсказать как пример для начинающего, есть вариант по проще или даже образец высокого уровня? так что б не придумывать велосипед!
Клим
Alex-Axel: ничего. Надо брать и делать. Это единственный способ стать из начинающего продвинутым.
Alena
Клим: да, да, где же социалистическая сознательность наконец:)?!
Александр Калинин
Огромная благодарность за статью!
RomanMihaylov
Спасибо! Получил ответы на ряд вопросов.
Виктор
Спасибо за статью. Всегда думал, что рондель это для ослабления запреградного действия удара в затылок, а тут все сильно интереснее :)
Клим
Виктор: да вот, начал рыться и кое-что вскрылось.
mikach
  • mikach
  • 13 сентября 2013, 16:06
  • 0
Спасибо, прочитал с большим интересом.
Андрей Птицо
Хм, интересно-интересно…
engi
  • engi
  • 23 сентября 2013, 19:41
  • 0
Статья интересная. Я в данном вопросе полный дилетант, но разглядывая предоставленные изображения шлемов появилась мысль: а что, если на этот непонятный по функциональности и спорный по защите диск на ножке наматывали что-нибудь… шелковый шарф, плюмаж,… прообраз петлицы). Вообще сумасшедшая мысль: одевался какой нибудь бампер от рубящих ударов из конского волоса.
Клим
engi: не было такого.
arioh
  • arioh
  • 09 октября 2013, 22:26
  • 0
Отличная познавательная статья. Личное мнение: рондель больше похож на элемент крепления на стену. Над гербовым щитом например.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Регистрация тут.