Из истории пластинчатого доспеха на Руси. Часть 1.

Из истории пластинчатого доспеха на Руси.
Историографический обзор и характеристика источников.
Изучение корпусного доспеха позволяет наиболее точно проследить историю развития защитного вооружения в целом. Как справедливо отмечал А.Ф. Медведев, говоря о пластинчатом доспехе: «… изучение отдельных видов древнерусского оружия и защитного вооружения имеет немаловажное значение для выяснения многих вопросов истории материальной культуры и экономики древней Руси».[i]
Кардинальная значимость рассматриваемой категории защитного снаряжения обусловила высокий исследовательский интерес к ней. Все общие работы по истории русского средневекового вооружения, освещали тему защиты корпуса, за вычетом узкоспециализированных исследований, посвященных, например,[ii] боевым наголовьям.
Тем не менее, если оценивать теоретическую разработанность данного вопроса в сравнении с западноевропейским, а также дальневосточным материалом, приходится констатировать достаточно поверхностный уровень освещенности рассматриваемого предмета.
Имеющийся массив археологического материала, включающего в себя элементы доспеха, а именно: панцирные пластины, кольчужные рубахи или фрагменты кольчатого плетения, разобран и каталогизирован далеко не исчерпывающим образом, но все же, работы такого рода имеют место в отечественном и зарубежном оружиеведении.[iii] При этом попыток систематизации деталей доспеха до сих пор предпринято не было. Речь идет о пластинчатых доспехах, которые традиционно подразделяются по видовому принципу на чешуйчатые, ламеллярные и т.д.
Данное деление абсолютно справедливо, однако, на данный момент со всей ясностью встает вопрос о дальнейшей внутривидовой классификации панцирных пластин. Кроме того, современная историография представляет детали пластинчатого доспеха в значительной мере анонимным материалом. То есть, принадлежность той или иной пластины к определенному участку доспеха, а так же особенности ее использования, в значительной мере, остаются неясными.
 Эта статья посвящена, в первую очередь, пластинчатому доспеху на Руси. Во-первых, с данной категорией защитного вооружения связано наибольшее количество проблем оружиеведческого и археологического характера. Во-вторых, временной период XIII– XVвв. является временем господства пластинчатого доспеха на Руси и, в целом в Европе, а значит, соответствующий археологический материал представлен наиболее массово и имеет первостепенное научное значение.
Пластинчатый доспех долгое время, до второй половины XXв. считался не характерным элементом для облика русского средневекового воинства.[iv] Многочисленные свидетельства изобразительных источников признавались условностью, подражанием византийскому иконописному канону, восходящему к античности.
Тем не менее, история пластинчатого доспеха не является «белым пятном» для отечественной историографии указанного периода.[v] Положение изменилось после обработки материалов раскопок в Новгороде Великом, когда среди массы железных предметов были выявлены несколько групп панцирных пластин. Результаты были обобщены в работах А.Ф. Медведева 1959 г. «К истории пластинчатого доспеха на Руси» и «Оружие Новгорода Великого».
Выяснилось, что в значительной мере русские изображения представляют собой аутентичные источники, адекватно отражающие реальность своего времени. Многие детали изображений почти дословно соотносятся с археологическими находками. Таким образом, были еще раз подтверждены теоретические выкладки А.В. Арциховского о возможности использования русских средневековых изобразительных материалов, в частности книжной миниатюры, в качестве источника по истории материальной культуры и военного дела.[vi]
Выводы А.Ф. Медведева подтвердил и дополнил А.Н. Кирпичников, обратив внимание на находки пластин во многих регионах европейской части СССР, соотнеся их с наиболее достоверными памятниками изобразительного искусства.[vii] Кроме того, он справедливо расширил видовое разнообразие русских пластинчатых доспехов, рассматриваемых наукой. Помимо традиционно приписываемых отечественному средневековому военному делу ламеллярных и чешуйчатых панцирей, А.Н. Кирпичников констатировал определенное распространение бригандинных доспехов, ранее считавшихся совершенно не характерной для Руси чертой.[viii]
К настоящему времени география находок пластинчатого доспеха расширилась, их количество заметно выросло. Это позволяет предпринять новое исследование информационного массива. Очевидно, что столь значительный объем информации, каким является совокупность памятников, относящихся к пластинчатому доспеху на Руси, требует изучения в рамках специально разработанной классификации.
Попытки классифицировать пластинчатые доспехи неоднократно предпринимались в отношении западноевропейских и азиатских древностей. Необходимо оценить данный опыт зарубежной и отечественной историографии применительно к русскому материалу.
Наиболее массовой находкой доспешных пластин XIVв. на территории Западной Европы являются братские могилы, раскопанные на месте битвы при Визбю, о. Готланд. В силу ряда причин, часть тел попала во рвы вместе с доспехами, которые изучил и систематизировал шведский ученый Б. Тордеман.[ix]
В основу классификации Б. Тордеман положил совокупность покроя доспеха, формы и взаиморасположения пластин в его составе. То есть, самостоятельного рассмотрения и классификации пластины в его работе не получили. Это обстоятельство продиктовано характером памятника. Большинство доспехов были обнаружены комплектными, что позволило восстановить покрой и внешний вид защитных одеяний. Таким образом, комплектующие детали, закономерно заняли подчиненное положение при изучении общего массива находок.
Классификация Б. Тордемана является классификацией собственно доспехов, а не пластин. Очевидно, что такой метод, оправданный в отдельно взятом случае, малопригоден для изучения русских воинских древностей, которые, в основном, включают разрозненные пластины или фрагменты пластинчатых гарнитуров. Все это не позволяет при систематизации рассматривать доспех как таковой, а заставляет наиболее пристальное внимание уделять отдельным его деталям.
Восточные и родственные им по конструкции русские доспехи А.Н. Кирпичников подразделял на виды: «пластинчатые» — пластины соединены непосредственно между собой шнуровкой (пластинчатые ременного скрепления), «чешуйчатые» — пластины зафиксированы поверх мягкой подосновы (пластинчато-нашивные)[x].
А.А. Хазанов предложил называть доспехи из пластин, сошнурованных друг с другом «чешуйчатыми», или «пластинчато-наборными», а доспехи из платин, нашитых поверх подкладки — «пластинчатыми».[xi]
М.В. Горелик выделял следующие разновидности доспехов: «ламеллярные» — панцири ременного скрепления с вертикально расположенными пластинами, «ламинарные» — с горизонтальным расположением деталей, «пластинчатые» — с пластинами, нашитыми на подоснову[xii].
Приходится констатировать отсутствие единства терминологии в историографии, посвященной пластинчатым доспехам.
Наиболее подробно родственные пластинчатые наборы Центральной Азии изучены Ю.С. Худяковым.[xiii]
Представительный массив информации был разделен им на отделы по признаку расположения пластин в гарнитуре и способу крепления пластин. Внутри отделов были выделены группы в зависимости от сечения пластин. Группы, в свою очередь, подразделены на типы — по форме пластин. Несомненным достоинством данной классификации является учет всей совокупности признаков.
Это создает ясную картину бытования, эволюции и применения тех или иных разновидностей доспехов и их деталей. Недостатком можно назвать чрезвычайную дробность классификационной схемы, которая закономерно и неизбежно происходит от стремления использовать большинство признаков рассматриваемых пластин.
Результатом явилась классификация, включающая 10 отделов, 16 групп и 49 типов. Практическое использование такой системы, очевидно, затруднено. Косвенным недостатком является отсутствие сквозной нумерации типов, в результате чего читателю приходится запоминать все множество взаимосвязанных отделов, групп и типов. Скорее всего, подобный метод подходит для паспортизации и музейной каталогизации предметов, что и продемонстрировано автором в сводных таблицах — каталогах.
Отдельно следует остановиться на таком недостатке метода, как учет второстепенных признаков, наряду с основными, когда автор учитывает сечение пластин наряду с формой. Сечение пластины играет важную роль и несет серьезную функциональную нагрузку. Но именно поэтому, в зависимости от функциональной необходимости, одинаковые пластины в составе одного доспеха могут иметь разные сечения.
Таким образом, сечение является изменяемым значением и не может выступать в качестве определяющего признака для таксономической категории высшего уровня (группа), в то время как категория низшего уровня (тип) определяется признаком с неизменным значением – формой (абрисом). Очевидно, что в рамках типа форма значительно меняться не может, без того, чтобы не изменить сам тип.
В результате описанного недостатка, некоторые практически одинаковые пластины попадают в различные страты, умножая дробность классификации.[1] Другим минусом классификации является непоследовательность в определении типа доспеха, в гарнитуре которого используется та или иная пластина. Например, в одной и той же графе «тип доспеха» присутствуют типы: «нагрудник», «нагрудник с подолом», «куяк», «нагрудник бригандина».[xiv] В то время как первое и второе – это определение назначения доспеха, третье – разновидность доспеха, а четвертое – совмещение обоих значений. Все перечисленные термины при этом ни в коем случае не могут выступать определением типа, и располагаться в единой графе, так как являются обозначением разноплановых понятий.
Рассмотрев различные классификации русского и родственного материала, приходится констатировать отсутствие специально разработанной системы, которая подходила бы для данной работы.
Прежде чем приступить к построению собственной классификации, необходимо условиться о терминах.
Итак, «чешуйчатым» (пластинчато-нашивным) будет называться доспех, состоящий из пластин зафиксированных поверх мягкой подосновы посредством шнуровки (пришивки), в ряде случаев в комбинации с приклепыванием. «Ламеллярным» (пластинчатый ременного скрепления) будет называться доспех, состоящий из пластин соединенных непосредственно друг с другом посредством шнуровки через систему отверстий. «Бригандинным» — доспех, состоящий из пластин зафиксированных посредством фиксации на изнанке мягкой основы. «Комбинированный» — доспех составленный из двух разнородных конструктивных элементов, включенных в его состав непосредственно. Например, «кольчато-пластинчатый» — доспех, состоящий из пластин непосредственно включенных в состав кольчужного полотна посредством кольчужных колец, вплетенных в систему отверстий. «Латный» — доспех, основу которого составляют крупные монолитные пластины (собственно латы), закрывающие значительную площадь, не связанные с какими-либо несущими конструктивными элементами, кроме шарниров и ремней застежек. Также можно выделить стеганные набивные доспехи из мягких материалов, родственные европейским «гамбезонам» или «жакам».
В рамках следующих статей серии будут рассмотрены принипы классификации, отдельные пластины и пластинчатые гарнитуры из Новгорода, Пскова, Твери, Владимира, Суздаля, Орехова острова, Смоленска, Торопца, Гомеля, Новогрудка, Гродно и др. В качестве аналогий привлекаются иностранные – европейские и азиатские материалы, как вещественные, так и изобразительные. Балканские и византийские древности рассматриваются в качестве родственного материала. К исследованию привлекаются также предметы русского экспорта заграницу (в том случае, когда их удается выявить).
 



[1] Например, Отдел I, группа I, тип I и Отдел V, группа I, тип I (Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Опыт типологической классификации деталей панцирного доспеха средневековых кочевников центральной Азии.// Военное дело номадов северной и центральной Азии. Новосибирск 2002, с. 47 и с.49).





[i] Медведев А.Ф. К истории пластинчатого доспеха на Руси.// СА. 1959, №2, с. 119;

 

[iii] Медведев А.Ф. Оружие Новгорода Великого.// МИА №65, 1959;
Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Доспех. Комплекс боевых средств.//Археология СССР. САИ. Вып. Е1-36. Л. 1971;
Кирпичников А.Н. Военное дело древней Руси. Л. 1976;
Макушников О.А. Древнерусская оружейная мастерская из Гомия.// ГАЗ1993;
Nicolle D. Arms and Armour of the crusading era 1050-1350. Vol 1-2. N.Y. 1988;

[iv] Рабинович М.Г. Из истории русского оружия IX – XV вв.// Тр. Инст. Этногр. нов. сер. Т.I, с. 73;

[v]Arendt W. Zur Geschichte des Lamellarhanischs im ХII-XIV in Russland// ZWK 1935-36;

[vi] Арциховский А.В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. М. 1944;

[vii] Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Доспех. Комплекс боевых средств.//Археология СССР. САИ. Вып. Е1-36. Л. 1971, с. 16-19;
Кирпичников А.Н. Военное дело древней Руси. Л. 1976, с. 35;

[viii] Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Доспех. Комплекс боевых средств.//Археология СССР. САИ. Вып. Е1-36. Л. 1971, с. 20;

[ix]Thordeman B. Armour from the battle of Wisby 1361. Vol 1-2, Stocholm 1939-1940;

[x] Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Доспех. Комплекс боевых средств.//Археология СССР. САИ. Вып. Е1-36. Л. 1971, с. 17-18;

[xi] Хазанов А.А. Очерки военного дела сарматов. М. 1971, с. 53;

[xii] Горелик М.В. Монголо-татарское оборонительное вооружения второй половины XIV – начала XV вв.// Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М. 1983, с. 246 — 250;
Новгородова Э.А., Горелик М.В. Наскальные изображения тяжеловооруженных воинов с Монгольского Алтая. // Древний Восток и античный мир. М. 1980, с. 107;

[xiii] Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Опыт типологической классификации деталей панцирного доспеха средневековых кочевников центральной Азии.// Военное дело номадов северной и центральной Азии. Новосибирск 2002, с. 31-46;

[xiv] Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Опыт типологической классификации деталей панцирного доспеха средневековых кочевников центральной Азии.// Военное дело номадов северной и центральной Азии. Новосибирск 2002, с. 47, 53;

+5
x
Наплюсовали на 2
Реклама
Артём
Отлично! Но текст ссылки [ii] пропущен.
Клим
Спасибо за сигнал!
Алексей Измайлов
Клим Саныч!!! да не уж то это тот самый легендарный труд? о котором так долго говорили большевики?
С удовольствием изучу)) жаль только Русь теперь это интерес чисто теоретический))
Клим
Ну как тебе сказать? Выжимки из оного. Целиком в виде статей я его публиковать заколебусь.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Регистрация тут.